September 22nd, 2012

Гэри: никому не говори
  • kitaika

Интервью Тима Бёртона для Indiewire.com, фрагмент






перевод kitaika

Когда мы беседовали пару лет назад, вы только начали работать над "Франкенвини" и сказали, что это будет малобюджетный проект, который позволит вам вернуться к исходным наброскам. Удовлетворил ли последующий опыт ваши ожидания?

Определённо. Вот почему я хотел сделать это в 3-D. Есть что-то прекрасное в процессе покадровой съёмки, возможность прикоснуться к куклам. Это настолько личное чувство, просто находиться в этой среде, видеть персонажей на площадке, с выставленным светом, и прочее... Словно действительно что-то рождается в жизнь. Совсем не те ощущения, что при работе с компьютером, когда вы действительно делаете удивительные штуки, но тут - что-то движется, что-то оживает и связывает вас с картиной, с рождением фильма. Это просто ощущения, их толком и описать-то нельзя.


Раз вас так привлекает работа руками, зачем иметь дело со студией? Вы вполне можете открыть свой бренд и работать независимо, без компромиссов.

Это верно. Кто знает, как пойдёт дальше? Вы правы. Вот над чем я и сам думаю. Забавно, но я работал только со студиями.


С другой стороны, вы обожглись на Диснее довольно давно.

Хм, да, так и было - сколько раз? Пять? *смеётся* У нас с ними политика крутящейся двери.


Вы интересуетесь независимой анимацией? Режиссёры вроде Дона Херцфельдта и Билла Плимптона зарабатывают на жизнь анимированными короткометражками.

О да, конечно. Очевидно, этому весьма способствует развитие технологий, вот что здорово. Я определённо думаю в этом направлении. Если на вас не давит огромный бюджет и обязательства, это хорошо. Как только я закончил работу со студией, словно шагнул в иной мир. В каком-то смысле, я должен быть готов к нему.

Когда вы сделали короткометражку "Франкенвини", ваш стиль не был всемирно известен. Теперь же вы сталкиваетесь с ожиданиями аудитории.

Да, вот почему я особо себя не исследую, не захожу в интернет и не слишком об этом думаю. Вы проживаете жизнь, пытаясь стать личностью, а потом становитесь вещью, и это как-то ужасно. Этот процесс обесчеловечивает. Я стараюсь не думать ни о своём стиле, ни о том, что я собираюсь делать то-то и то-то потому, что я такой-сякой. Даже если я имею дело с вещью, над которой уже работал, я не пытаюсь думать об ожиданиях публики. Я действительно изгнал эти мысли.

Вы один из немногих режиссёров мейнстрима, которые способны снять коммерческое кино с такой тёмной чувствительностью. Дошло до того, что, когда ваш последний фильм, "Мрачные тени", не очень хорошо прокатывается, люди говорят об этом. Влияет ли это на вас?

Нет, потому, что такое могло случиться с любой моей картиной. Не могу предсказать её судьбу вплоть до премьеры. "Эд Вуд" собрал для меня наилучшие отзывы. Любой, говоря со мной, упоминает, что это его любимец. И всё же он был крупнейшей бомбой для всех. А потом выходят фильмы, которые люди считают барахлом и срывают куш. Заранее не узнаешь.

английский текст